Жизнь горожанки в деревне – Жизнь горожанки в деревне: (0) Делиться своим богатством


Содержание

Жизнь горожанки в деревне

Можно сказать насильственного возвращения, но всё по порядку!

Вася наш от загулов нынче летом совсем с катушек слетел — мало того, что месяцев семь приходил только поесть, так начал метить дома.
Сначала несколько раз на веранде — со скрипом, но смирились.
Потом пару раз в прихожей — опять смирились.
В доме два раза — вот тут уже задумались!
Один раз пометил на улице Женю:))) Пришлось срочно переодеть брюки:)))

Предпоследней каплей было вот что — Я гуляю с Петей по саду, показываю ему разные цветочки, вижу одуванчик с пушистой головкой, Вася тут же крутиться. Петенька, я присела с ним, смотри это одуванчик, вот я дую на него, зонтики разлетаются и я хочу посмотреть на Петину реакцию, но…чувствую, что что-то не так — гляжу, а Вася повернулся ко мне задом и специфически трепыхает хвостиком — метит! Пометил футболку и мне пришлось всю одежду сменить!

Что делать, что делать?

Последняя капля случилась утром, перед завтраком, уже в середине сентября. Пришёл Вася с ночи, поел и сиганул на печку. Ладно! Я сидела на лавке у окна, ела огурчик и смотрела как он там на печке ходит туда-сюда. И, вдруг, Вася задрал хвост и прыснул на занавеску, соскочил с печи и дал ходу к двери. Я его выпустила, а когда вернулась, в кухне было не продохнуть. Посмотрели с Женей друг на друга и в один голос — кастрировать подлеца!

Ну что, вызвали ветеринаров из Сандова, заплатили 1150 рублей и две девушки-ветеринарши на кухонном столе сделали операцию. Сделали всё хорошо и Вася на другой день уже вёл себя как ни в чём ни бывало! Девчонки сказали, что по привычке Вася ещё будет погуливать, но метить перестанет, а это для нас самое главное!

И вот теперь Вася, хоть и уходит гулять, но совсем ненадолго. Почти  все ночи проводит дома, отъелся и стал сам на себя похож:)))

Опять мы с ним ходим на пару по нашему огороду — он очень понимает слово «гулять»!

Теперь вот думаю — и чего мы не сделали этого раньше? Мне кажется, что он ничего не понял…
Вот такие дела с Васей

ludmilahan.blogspot.com

Жизнь горожанки в деревне: 2018

Ребятки приехали 1 января, а 2 января у Севы день рождения и были сделаны редкоупотребляемые вкусности — селёдка под шубой и салат оливье.

Кроме себя и Сони, дети привезли с собой инфекцию, переболели ею и благополучно заразили нас. Кстати, нынче инфекция была совсем не тяжёлой — почти без температуры, но с соплями и у меня с кашлем, а Женя обошёлся и без него. Сейчас уже мы в полном порядке!

Из новостей деревенских. Сначала, до Нового года, был ограблен, а потом и закрыт наш магазин и теперь будет приезжать автолавка из Сандова. Объясняю что такое автолавка, может кто не знает. Это машина с продуктами. Она приезжает в определённое время и место, кузов распахивается и продавец, который там в кузове, начинает торговать. Я уже давно закупаю продукты по средам в Сандове и был только вопрос с хлебом — где его брать? Ходить к автолавке и стоять в любую погоду из-за буханки и батона слишком жестоко по отношению ко мне, а я не люблю жестокого обращения и Сева сказал — пеки хлеб сама!

Я думала об этом давно, но мне было страшно начинать, всё-таки в хлебопечении в печах много нюансов. Один температурный режим чего стоит!

Сева сделал для меня очень важную вещь, которую можно выразить словами — не бойся, я с тобой! Он взял и показал как выпекать хлебА, у него большой опыт, он в Питере всё время печёт хлеб.

Формы для хлеба у нас остались от прежних хозяев. Вот первый пшеничный хлеб с отрубями, который испёк Сева здесь в русской печи. Получилось очень хорошо, я завелась и теперь пеку сама!

Это мои первый ржаной на натуральной закваске (её нам принесли Наташа с Витей) и пшеничный с отрубями (пока на дрожжах)!



 Да, хлеб я выпекаю на закваске и решила сделать кроме ржаной пшеничную закваску. Сейчас перекармливаю ржаную закваску в пшеничную и следующий пшеничный хлеб будет на закваске. А пока попробовала испечь оладьи на закваске и они получились просто отличные! Пекла в русской печке, на углях.  Обычно, когда пеку блины на газовой плите, на кухне стоит дымовая завеса, а в печи, весь дым уходит в трубу, потому что все манипуляции (смазывание сковороды, формирование олашки, её переворачивание) происходят на шестке.

Олашки получились пышные и очень вкусные — тут уже остатки!

Это вчера я испекла ржаной и пшеничный с отрубями. Пропеклись очень хорошо!

Пшеничный ели на завтрак — удался, ржаной испробовали в обед — тоже хорош!



Тут вот ещё что. Когда мы все узнали, что магазин закрывают и нужно будет печь хлеб, мы особенно заинтересовались составом хлеба «Крепыш» который в последнее время полюбил Женя. Вот он какой, этот батончик


Состав окончательно убедил меня в том, чтобы я сама выпекала хлебА! Ещё то хорошо, что мы хлеба едим совсем немного и мне придётся печь раза 2 в неделю!

А летом, когда печи не топим, я буду печь в электрической печке. Её
привезли Сева с Галей уже больше года назад и я её до сих пор не освоила
и тут Сева всё показал и рассказал — что бы я без тебя делала, сынок?

Дети давно уехали. Женя потихоньку колет дровишки, я больше дома кручусь… Ходим гулять…



Азалия отцветает. Вася любит около неё поспать, а где он не любит, у него много любимых местечек!



Вот так и живём!

Всем желаю добра!!!

ludmilahan.blogspot.com

ГОРОЖАНКА В ДЕРЕВНЕ. ОПЫТ ВЫЖИВАНИЯ

Мы приехали в деревню под Казанскую, больше 15 лет назад. В монастырском храме шла вечерняя служба и стояла потрясающая тишина. Такой тишины нет ни в одном городском храме даже тогда, когда на службе присутствуют всего два-три человека. А здесь были все монахини и послушницы, все деревенские бабушки, да ещё и гости – мы, сходу внесшие в храм шумы трёхдетной семьи. Потом нам придётся учиться вести себя тихо-тихо, как положено. Потом придётся привыкать к тому, что дети причащаются последними, а не первыми, как в городе. И что надо выходить из храма, если ребёнок громко разговаривает (не дай Бог – кричит!) и утихомиривать его во дворе. А по монастырским меркам шум – это даже лёгкий шёпот. В монастыре никому не приходит в голову прикладываться к иконам и ставить свечи во время службы. Хочешь это сделать – приходи за пять минут до службы, пожалуйста.

А ещё в храме горят только свечи – и на клиросе, и в алтаре, и на подсвечниках. Даже свои грехи на бумажке читают при свечке, да-да-да: в храме совсем нет электричества! И это создаёт совершенно удивительно настроение, вводит человека в состояние внутренней внимательности. Вот, кстати, исповедь там тоже особая: вспоминаются давно забытые грехи, льются покаянные слёзы…

Домик в деревне

После службы нас пригласили в трапезную, мы поужинали, познакомились с матушкой-игуменьей. Я почему-то думала, что она уже в возрасте, а она оказалась практически моя ровесница, как и остальные матушки. Это было очень приятное открытие. Но порядок трапезы, разные нюансы поведения – это было немножко сложно сначала усвоить. Например, семилетней дочке, которая была в тёплом комбинезоне, сразу нашли юбку и надели её прямо сверху на штаны. Было немножко странно и даже смешно. Но зато очень вразумительно. Сразу понятно, что девочкам тоже не положено ходить в брюках, не только женщинам. И в храме, и в трапезной нас встретила Казанская – большая, красивая. И каково же было моё удивление, когда и в домике, который нам выделили, тоже оказалась большая икона Казанской. А ведь это наша венчальная икона,  благословение нашего первенца в роддоме, да и вообще первая икона у нас в семье.

Сначала домик наш показался стылым и каким-то мрачным. Наверное, потому что в нём давно не жили. Мы истопили печь, но к утру избу выдуло напрочь: в полу оказались огромные щели. А окошки – из тончайшего стекла, не преувеличиваю – тонкости стекла лампочки. Первым делом наш папа перекрыл пол и утеплил все углы. Хорошо, что в дом была проведена вода, иначе вообще не знаю, как я смогла бы справляться со стиркой, готовкой и уборкой, когда муж уехал. А уехал он довольно скоро: нам просто нечего было бы есть, если бы он не работал. Ведь и молоко, и хлеб, и другие продукты нужно было покупать. Особенно большая проблема – купить в деревне овощи и картошку. Дело в том, что жители выращивают всё сами, запасают на зиму, излишки к ноябрю уже проданы, а отдать нам и остаться самим без еды никто не собирался. Для начала мы скупили в магазине всю кабачковую икру в банках (до сих пор наша семья с нежностью относится к этому деликатесу). Соседка, сжалившись, продала нам ведро мёрзлой картошки (видимо, она предназначалась на корм свиньям). Но тут внезапно из местного поселкового центра нам передали сумку сладчайшей моркови и отборнейшей свеклы! Оказывается, моя тёзка Юлия, мама одного иеромонаха, узнала о нас и поделилась своим. Мир не без добрых людей!

С этого момента с нами стали происходить маленькие чудеса, которые всегда приводили детей в восторг и не оставляли нас без еды и радостей жизни. Потом постепенно быт стал налаживаться, а на следующий год мы уже вырастили свою картошку, свеклу и морковь.

На самом деле наш приезд произошёл как раз на волне «исхода» православных горожан в деревню. Тогда много говорили о том, что нужно спасаться, а спасение видели в тишине и незамутнённости деревенских просторов. Мне такая идея всегда казалась немножко наивной и странной даже. Во-первых, я никогда не жила в деревне — не было у меня ни бабушек, ни тёток в деревне, поэтому я не была фанатом деревенского быта, в отличие от своего мужа. А во-вторых, мне всегда казалось, что от места жительства спасение совершенно не зависит. Очень мне нравилась тогда цитата про чёрные ризы, которые не гарантируют рая. Поэтому в деревню я лично ехала не за спасением. Мне очень хотелось помочь своему годовалому сыну, который получил родовую травму и соответственно — диагноз. Врачи советовали тишину, покой и натуральные продукты на свежем воздухе, а мы жили в то время на Волоколамском шоссе – можете себе представить, что там за воздух и какой покой.

Когда я ехала в деревню, я ещё не решилась на переезд, хотела просто осмотреться. Но вот когда я увидела монастырь, познакомилась с монахинями, я вдруг поняла, что здесь будет очень непросто, но и очень хорошо — сыну это должно помочь. Батюшка, взглянув на младенца, благословил причащать его за каждой службой, а службы в монастыре служились практически каждый день. Есть такие моменты в жизни, которые определяют потом ход событий на многие годы. Так было и здесь. Я очень поверила батюшке, как-то внутренне почувствовала, что надо так и сделать.

Сначала мне помогали матушки из монастыря – приходили на часик-другой истопить печку, приготовить еду. Мы очень подружились, по-настоящему. Благодаря этому общению, я как бы узнала монастырскую жизнь изнутри, столкнулась со всеми проблемами женского общежития, с монашеским подходом к послушанию и смирению. Даже и в семейной жизни этот опыт мне очень пригодился. Я совершенно чётко поняла: Господь силен любое дело обратить во благо. Если только есть у супругов любовь со смирением.

Ремонт «ограды»

Муж приезжал на недельку-максимум две, а потом целый месяц, а то и больше мы были опять одни, и так два года. А когда он приезжал, всё время что-то улучшал,  подправлял: чинил старую «ограду», провёл в дом канализацию, построил баньку. За это время и старшие дети стали мне настолько хорошими и настоящими помощниками, мы так сблизились и сдружились, что понимали друг друга почти без слов. Мне не нужно было их «воспитывать», а тем паче наказывать. Но это ужасно не нравилось женщине, которую батюшка к нам подселил на время. Она приехала в монастырь с маленьким внуком и изо всех сил демонстрировала мне строгость воспитания: однажды даже отлупила мальчишку палкой. Было так жалко ребёнка! Тем более, что я чувствовала свою вину: женщина явно делала это «на публику», т.е. для меня. Именно тогда я поняла, что строгость и жестокость — это два совершенно разных подхода к воспитанию. Строгость полезна, а жестокость может принести только отчуждение или протест. Я была очень рада, когда через какое-то время женщина нашла себе отдельный домик и ушла. Ну, а я получила такой  совет от духовника:

Господь постоянно сводит нас с разными людьми не для того, чтобы мы просто развлеклись и поболтали. Каждый новый человек в нашей жизни должен нас чему-то научить. И если мы не захотим усвоить его уроки, Господь пришлёт нам такого же по сути, но более «жёсткого» по методам – учителя. Так и надо отнестись к этой ситуации.

Я успокоилась внутренне и стала учиться жить с чужим человеком, которого я не люблю. Это гораздо труднее, чем с близкими и родными. Когда становилось особенно невмоготу, я просто уходила с детьми гулять в соседний лес или к речке. И эти прогулки открывали южному жителю красоту северной неброской природы.

Обитель – это была галерея совершенно разных и, я бы сказала, причудливых, человеческих образов. Например, иногда к нам в домик подселяли какого-нибудь странника. И этот Божий человек поражал своеобразием взгляда на мир или изумлял удивительной добротой не только по отношению к детям, но и к животным, птицам – всякой твари Божией. Например, он всегда носил с собой крошки для птичек и какие-то кусочки еды для бездомных кошек или собак. Была странница, которая в одну большую бутыль собирала воду с разных источников – понемножку, и перед трапезой пила обязательно несколько глотков этой воды, без этого есть не могла. Она явилась в 2000 году и объявила нам: «Ельцин ушел! Россия спасена!»

В обитель привозили самых разных несчастных людей: потерявшую память женщину, больных старичков, брошенных детей. Доживал свой век странник Василий, который еле ходил, ничего почти не видел – исходил всю Святую Русь (весь бывший Союз), за это не однажды сидел. Исповедник. Когда он стал немощным и вернулся на родину, местные мужики отнимали у него пенсию и пропивали её, а Василия били, пока он не поселился в монастыре. Монахини ухаживали за старичками, кормили их на общей трапезе, мыли. Одно время  брали и детей-сирот на лето, чтобы оздоровить и подкормить – без всяких официальных бумажек. Сейчас так уже нельзя.

Вообще в русском сознании монастырь всегда был и остаётся оплотом спасения, таким современным Ноевым ковчегом. Но парадоксально: для деревенских это было совершенно чужеродное явление — монахов не любили, к обители относились подозрительно, как к мракобесам — да,да, так и называли! Местные мужики – увы! — все поголовно были пьяницы.

Напротив нас жил тракторист Николай. Он любил топить русскую печь, не закрывая заслонку. Часами сидел и смотрел на пламя. Однажды он так напился, что горящее полено выпало из печи и подпалило дом. Хорошо, что мужик проснулся вовремя и успел выскочить из избы. Сгорел и его дом, и соседний. Огонь готов был перекинуться и на наш, но пришёл батюшка с сестрами и стал молиться, обходя наш домик крестным ходом. На моих глазах языки огня, направленные в сторону нашего дома, неожиданно выпрямились, и дом стал гореть строго вверх. Вообще пожар для деревянных домов – это самое страшное бедствие.

А были и исключения. Жил в деревне мужичок-умелец: распускал мешки из-под сахара, а из волокна плёл венички для обметания снега или мытья галош – очень актуальный промысел, поскольку в деревне было всего два состояния дорог (снежное и грязное). Через огромные лужи ходили по деревянным настилам, да и то не везде, а только там, где не ездил транспорт, а у каждой двери стояла лохань с водой, в которой обмывали сапоги или галоши, прежде чем ступить в ограду. Ограда – это весь двор с хозяйственными постройками, который покрывают одной крышей. Дело в том, что зимой снег может занести все постройки под самый конёк, и тогда не пройдёшь ни в туалет, ни к скотине.

Вся деревенская жизнь держалась на женщинах: они работали на тяжёлых сельхозработах, держали скот, разводили огород. Некоторые особенно продвинутые выращивали в парниках даже помидоры и огурцы. Надо сказать, что в этой местности и яблоки сами не вызревают, не то что помидоры.

Коров держала даже местная продавщица Римма, принадлежащая к элите, так сказать. И каких коров! Таких красавиц я больше нигде не видала. Особенно поразили меня однажды своебразные скачки: коровы испугались грома и помчались по дороге к своему дому на всех парах. Вот это было зрелище! Оказывается, они могут быть вполне грациозными и очень быстрыми.

А сколько было счастливых моментов! Никогда не забуду 1 сентября в нашем лесу. Все деревенские пошли в школу, а мы – на прогулку. В лесу нас поразила небывалая тишь. Вот ещё вчера он был полон гомона птиц, шума деревьев, движения ветвей, и вдруг сегодня он замер, затих. Притаился. Мы остановились на тропе и вдруг услышали, как падает лист. Сначала услышали, а потом увидели. Такое настоящее кино: тихо и плавно, раскачиваясь лодочкой в прозрачном воздухе, слетает с дерева жёлтый лист. Тссс! И я приложила палец к губам, дети замерли на секунду, и сами застыли, поражённые. А потом Катя-восьмилетка специально начала топать и шуметь. Я потом позже поняла, что она ОТТЕНЯЛА тишину. Помните, как у Ёжика и Медвежонка: как они носились по осеннему лесу ? Оказывается, и дети этот эпизод хорошо помнят, даже тот, которому было всего три года! Вообще старшие дети вспоминают деревню, как лучшее время жизни.

Ещё помню ту морозную ночь, когда я возвращалась по уснувшей деревне домой из монастырской бани, где в тот день была стирка. Я с усилием тащила за собой санки с горкой мокрого постельного белья, под ногами хрустел и искрился снег, а небо казалось усыпанным замороженным хрусталем. Я вдруг поняла, что надо просто остановиться, застыть, замереть, чтобы не нарушать гармонии мира. Чистота линий была такая, что невольно рисовалась в небесах Снежная королева, а сама я ощущала себя почему-то не отважной Гердой, но замёрзшим потерянным Каем над ледяной головоломкой…

Дорога к дому

Расписание жизни в деревне все два года было таким: подъём в шесть утра (последнее время ещё и кормление младшего сына — он у меня родился в деревне), приготовление завтрака детям, если нет службы, и поход в храм, если служба есть. Очень тяжело было довести двух-трёхлетку до храма, потому что на ногах он стоял неустойчиво, а нести его на руках было нереально: он висел на шее неподъёмным камнем. Особенно тяжко было в беременном состоянии. В результате малыш на полпути шлёпался в лужу (а в деревне лужи не высыхали даже летом) и нам приходилось либо возвращаться домой, если чистой одежды с собой не брали, либо переодевать его в монастыре, если сменка, испачканная накануне, успела высохнуть и была предусмотрительно прихвачена с собой. Пока папа не привёз стиральную машинку, всё это приходилось стирать вручную. То ещё удовольствие. В душе я проклинала «эту грязь», на что неизбежно слышала любимое монастырское: «Разве это грязь? Это просто земля мокрая!» Воодушевляло ненадолго – ровно до того момента, как сын падал в очередную лужу.

После службы мы шли домой. Это было уже около 12. Монастырские службы долгие. Мне нужно было быстро истопить печь, заложить туда чугуны с едой и позаниматься со старшими уроками (они были на домашнем обучении). После обеда у детей полагался сон. Я бы и сама рада была поспать, но первое время приходилось использовать горячую воду, пока печь её греет и она есть в обилии. И постирать то, что малыш успел испачкать. Было огромным облегчением, когда муж привёз мне стиральную машину и бойлер, провёл в дом канализацию и сделал тёплый «городской» туалет. Матушка-игуменья пришла как-то к нам в гости и поразилась: « Да у вас прямо московская квартира здесь!» Конечно, со всеми бытовыми приборами и подросшими старшими детьми стало гораздо легче жить. Я смогла оценить по достоинству тишину и спокойствие деревенской жизни, размеренность труда, незатейливость быта. Я полюбила русскую печь и освоила лежанку на полатях. Что уж говорить о чудесной неспешной службе в монастыре и тихой молитве… Но тут родился четвёртый —  и хлопот прибавилось.

А распорядок дальше был такой. Вечером – опять служба. Батюшка не причащал младенцев, если они не были на вечерней и приходили к «Отче наш» утром. Чтобы причаститься, надо было приходить на вечернюю и к Херувимской утром.

Вообще служба и молитва – это были главные занятия в монастыре, все остальные бытовые дела делались постольку-поскольку. Мне кажется, будь батюшкина воля, он бы и совсем хозяйство отменил. Что логично. Монастырь изначально и задумывался не для того, чтобы вести образцовое хозяйство, а для усердной молитвы.

Но в семье с тремя- четырьмя детьми быт занимает столько места и времени, что устранить его не получается. Было действительно трудно совмещать монастырские порядки и семейный уклад. Например, когда родился младший сын, я практически не успевала вычитывать утреннее и вечернее правила (в монастыре они состоят кроме утренних и вечерних молитв ещё и из трёх канонов и ежедневного акафиста). Когда поздним вечером, покормив и уложив детей, я становилась на молитву, слова в голове путались и кружились, правило затягивалась. Но едва я ложилась спать, не успевая порой заснуть, как младенец просыпался на следующее кормление. А заснуть после этого мне уже долго не удавалось. Сон был нарушен. Промучившись до утра, я поднималась невыспавшаяся, туго соображающая. Плохо было то, что после родов я долго не могла ходить в храм, а монахини к нам не приходили уже помогать — приехала мама мужа, и считалось, что мне помощь не нужна. На самом деле, в тот период мне больше нужен был духовный совет и поддержка, чем просто помощь по хозяйству. И, как это обычно бывает в такие периоды, муж тоже никак не мог вырваться к нам – столько работы навалилось, что почти два месяца мы его не видели. Крестины малыша всё откладывались, моё состояние ухудшалось, пока не достигло в точности такого, как у героини советского фильма-сказки: «Что воля, что неволя – всё равно». Видимо, накопилась усталость, мозг отключился, тело выполняло привычные функции «на автомате»: кормить малыша, готовить еду, проверять уроки, укладывать спать… Не знаю, заметно ли это было окружающим в деревне. Но когда муж, наконец, приехал и увёз нас в Красногорск, моя подруга воскликнула: «Что с тобой, солнечная Юлька?! Ты перестала улыбаться!»

За рубкой дров

В Красногорске я поделилась своей проблемой с духовником. Он мягко разрешил все мои муки: не нужно тебе пока читать каноны, читай только молитвы на сон и утром. — А акафист? — С акафистом сделаем так: открой книжку и начинай читать, как улучишь минутку. Когда надо идти, оставь книжку открытой и вернись опять, когда сможешь. — А если я не успею до вечера? – Ну, сколько успеешь! Всё по силам, всё по силам. Так я и сделала. Сон наладился, силы появились, мозги прочистились. И я наконец-то поняла, что не нужно нам взваливать на себя бремена неудобоносимые.

Жизнь и так даёт свои испытания, проверяет на прочность. Живи тихонько, не надрывайся, и будет всё хорошо. Монахам – монашество, мирским – мирское правило. Так и надо жить. Недаром же эти пути разделены. Очень большую ошибку совершают те, кто пытаются всё совместить – так можно надорваться и физически, и психически.

Конечно, бывают, наверное, исключения, сугубые подвижники, но надо честно признаться, что это не мы. И всё-таки, как бы немощны мы ни были, как бы тяжело не приходилось в какие-то моменты, опыт жизни в деревне — это источник какой-то чистой, я бы сказала – экстремальной веры. В глухих местах ты приобретаешь – ни много, ни мало – возможность общения с Богом. Как говорил поэт: «Как хорошо в покинутых местах — покинутых людьми, но не Богами!» В минуту крайней опасности, в минуту напряжения всех сил, тебе внезапно открывается опыт помощи Божией как чуда, и это трудно выразить обычными словами. Но так и есть.

Читайте также:

9 ЗДРАВЫХ ПРИЧИН ЖИТЬ В ДЕРЕВНЕ

ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ЧЕЛОВЕКА. КАК УБЕРЕЧЬ СВОИХ БЛИЗКИХ?

А НЕ УДРАТЬ ЛИ НАМ В ДЕРЕВНЮ?

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

moiarussia.ru

Жизнь горожанки в деревне: ноября 2014

Поймите меня правильно — я селянка и живу в деревне. Поэтому мне на кухне нужен был деревенский стиль. Это то, что мне очень хотелось видеть каждый день!

Начала я фотографировать вот на этом этапе обживания кухни.

Тут уже стоят столы, которые по моим эскизам сделал Женя. Под каждым столом по две полки. На столе слева — плита, а на столе справа — мойка с водонагревателем (видно Женя и не думал нынче воду проводить, ибо в магазине, увидев этот агрегат очень меня убеждал в его необходимости, ведь уломал!). Для деревни без водоснабжения очень даже хорошая штука.

Для меня самое приятное во всей этой затее было украшать уже всё построенное! Все занавески шила сама



Полки! Полки были в планах как необходимость и как декоративность.

Круглый стол. Он 5 лет стоял в сарае и ждал своего часа — дождался!

Текстиль. Занавески на окнах, под столешницами и в проёме в душевую — обязательно, так я и задумывала.

Цвет.
Все или почти все деревянные детали интерьера зелёные. Сначала в
Сандове была куплена банка светлозелёной краски и выкрашены самодельные
столы и полки. Краска мне активно не понравилась. В поездке в Устюжну
купили краску, которая называется «Фисташковая». И хоть она не есть цвет
фисташковый, но мне пришлась по душе.
После этого были выкрашены
фисташковой краской нижние и верхние плинтуса, стол, стулья, лестница на
печку, маленькая табуреточка, несколько линий посудного шкафчика, от
которого хотела отказаться и убрать его вовсе, но поняла, что он мне
очень даже нужен. Так же были покрашены в фисташковый цвет дверные
проёмы, окно. Не тронула только ухваты, круглую палку, которая висит над
печкой и маленькую скамейку, теперь стоящую под окном на кухне.

Пол. Купили плиты, которые я на улице покрасила коричневой краской. Там же они и высохли. После поклейки обоев Женя сразу застелил новый пол.



В Устюжне же купили клеёнки на все столы. Как говорится лучшее из того, что там имелось.
В солонку поторкала травки, мне нравится…


Зуд, зуд был в руках! Вот бабушкин половик, который дожидался своей участи на полке, был оттуда изъят, разрезан…


…обшит и постелен вдоль столов.

Ещё небольшой кусочек половика был постелен на подоконник для Василия. И он его оценил — когда был не в загуле любил на нём поспать!



Когда приехали Сева с Галей и я накрыла на стол для четверых, поняла, что стол маловат! Женя с этим согласился и сделал вставку сантиметров 20 и у нас теперь стол не круглый, а овальный и теперь все помещаемся!


В это самое время созрела рябина и я ею украсила печь.
И тут должна сказать то, что я решила украшать кухню только чем-то природным. Для этого я ходила и собирала травы вокруг дома и если мы куда-то ездили и я там видела то, чего рядом с домом не было, я собирала и там. Сушила по всем правилам — в пучках и вниз головой.


Потом мы все вместе съездили в Красный Холм и там наша
глазастая Галя увидела клеёнку, не просто подходящую, а идеально
подходящую!

А вот и Василий только что проснувшийся — потягушки!

Травинки в солонке были убраны — пошли помидоры, их было много и я каждый день восполняла этот натюрморт на столе — тут букеты не нужны!



Это была последняя летняя фотография.

Теперь все фото вчерашние и сегодняшние. Дни очень тёмные стоят, поэтому фотографирую вечером при освещении.



Тут на печке бокалы с овсом.


Овёс вырастила сама — вон он там, перед подсолнухами



Верхние полки чисто декоративные, там горшки с травами


Для Васи выбирали, выбирали место для еды — остановились под лавкой



Рябина хорошо так высохла, правда теперь не такая яркая.
Здесь перед печкой сушу своё ручное полотенце — оно у меня всегда влажное, почему-то очень часто мою руки (болезнь что ли?).
Рядом полотенчико для посуды


Посудный шкафчик встал сюда тютелька в тютельку! На него постлала вышитую дорожку, которую сняла со стены в бильярдной, поставила самовар, два чайника и стакан в подстаканнике.

Вот тут за дверью пришлось оставить вешалку для повседневной верхней одежды. Дверь эта почти всегда открыта и её почти не видно.

Под столом круглый половичок спасает от холодного пола.



На образовавшееся не заполненое ничем место повесила травы в пучочках



Когда закончились помидоры, взяла высушенную года два назад вазочку из тыквы и поставила в неё букетик их сухой мяты и травинок.


Долго ломала голову как быть с помытой посудой. Вроде нужна сушилка, но занимать место на столе или стене я не захотела, поэтому выделила для этих целей полотенчико и постилаю его рядом с раковиной и ставлю на него вымытую посуду. Потом сливаю с этой посуды оставшиеся капельки и расставляю сразу по местам. Полотенце вешаю к печке — пусть сохнет. Вот так я обхожусь без сушилки.


Вставили вторую раму и Василий вместо того, чтобы здесь спать, теперь наблюдает во все глаза за птицами — там, на улице, Женя уже повесил для них кормушку.



Эти стулья для кухни я не только покрасила, но и перетянула.


Вот этот гобелен, который был от прежних хозяев и использовался ими как занавеска, я пустила на стулья.

Одна сторона пошла на стулья с веранды, а другая просто вписалась в интерьер кухни.



У меня теперь три подстаканника!

Вот этот, который рядом с самоваром, подарила нынче старушка из дома напротив, тётя Валя. Она дачница и приезжает только на лето. Она прониклась тем, что мы храним старые вещи и принесла мне в подарок подстаканник, металлический заварной чайничек и несколько связанных крючком вещей, которые я уже приспособила в душевой.



Здесь над лестницей раньше была вбита в стену скоба, теперь Женя прибил аккуратненькую ручку. Когда я забираюсь на печь, чтобы открыть или закрыть трубу или зачем нибудь другим, я берусь за неё — это очень удобно!


Вся утварь, которая имеет дырки, обязательно повешена на гвоздики — ничего ни где не лежит.



В полочку я вставила фотографию, которую сама сделала.


Цветок такой же как и на столешнице



В тот год когда мы переехали в деревню, мы раз 6 на своём Форде приезжали сюда. И каждый раз полностью загруженные. Мы сюда завезли всё то, что было не нужно в городе и много стройматериалов, которые здесь очень пригодились. Они все были в сарае и занимали много места. Теперь сарай потихоньку освобождается — доски, плиты — сколько их ушло на оборудование веранды, кухни, душевой и прихожей!

Как много мы на этом сэкономили!

Теперь о Жене. Если бы вы знали какие здесь оказались кривые стены… Как трудно ему было прибивать к неровным стенам плинтуса. А полки? Начинаешь их привинчивать маленькими шурупами, а они не доходят до стены сквозь плиту. Возьмёт побольше, и этот не доходит. Берёт самый большой — подошёл. В другом месте всё наоборот. Сколько раз он ввинчивал развинчивал — не сосчитать! Но всё сделал очень хорошо! Спасибо ему!

В белых стенах я не разочаровалась! Женя тоже!



Ну вот, стою я перед вами, всё показала что мы наделали. Прямо скажу — мне всё нравится! Или почти всё, но есть ещё пара недоработок и когда Женя мне сделает маленькие полочки, то я вам покажу мою коллекцию простых советских селёдочниц, их у меня штук 13!

Всего вам всем хорошего!

ludmilahan.blogspot.com

Жизнь горожанки в деревне: февраля 2018

Всё идет по плану! Зима диктует особенное поведение — много времени в доме и минимум на улице.

Женя, конечно, больше меня проводит на улице, снег убирает именно он и, когда приходит время идти с палками на прогулку, у него отговорка, что вот снег убирал или дрова колол. Теперь дрова расколоты и, допустим, снег не выпал, отговорок нет и Женя иногда ходит, с не очень довольным видом, гулять после ужина. Это получается, что я уже во второй раз иду гулять, потому что в первый раз я хожу часов в 11-12. Хожу до Крестов, кто не знает что это такое, тому не объяснить, а расстояние 1,5 километра в одну сторону, может чуть больше. А вечером (когда Женя соглашается) гуляем до Мякишева.

Я, конечно, читаю, общаюсь с детьми, радуюсь солнцу — его теперь много дают! Эпопея с зубами закончилась, поездки уже так надоели и теперь дома, дома, дома!!! Да, вот я писала про магазин, что его закрыли. Как закрыли, так и открыли — согласилась работать продавцом наша односельчанка Гуля и это прекрасно!

Продолжаю печь хлеба, уже недурно получаются. Кстати, забросила пшеничную закваску, ни желания, ни сил нет её подкармливать каждые 12 часов. Теперь и белый хлеб и оладьи делаю на ржаной закваске, получаются очень даже хорошо и вкусно!

Отцветшую азалию, взявши себя за горло, обрезала. Как мне трудно даётся обрезание кто бы знал — просто чувствую, что режу по живому… Но она молодчинка  — уже растут новые листочки и веточки!

Так азалия выглядела сразу после стрижки 29 января



А так сегодня

Ну и про Василия. ЛюдЯм вот интересно как тут наш Васенька. А Васенька в загуле уже с января месяца. Но регулярно приходит есть, пить и спать. Вот здесь, например, спит перед русской печкой, которая топится, спинку греет.



А как день-то прибыл, а? Обожаю, когда день длинный!

Теперь напишу только в марте, освещу все наши новости с места событий!!!
Всем удачи, здоровья и очень хорошего настроения! Берегите друг друга!

Пожелайте и нам удачи!!!

ludmilahan.blogspot.com

Жизнь горожанки в деревне: января 2018

Ребятки приехали 1 января, а 2 января у Севы день рождения и были сделаны редкоупотребляемые вкусности — селёдка под шубой и салат оливье.

Кроме себя и Сони, дети привезли с собой инфекцию, переболели ею и благополучно заразили нас. Кстати, нынче инфекция была совсем не тяжёлой — почти без температуры, но с соплями и у меня с кашлем, а Женя обошёлся и без него. Сейчас уже мы в полном порядке!

Из новостей деревенских. Сначала, до Нового года, был ограблен, а потом и закрыт наш магазин и теперь будет приезжать автолавка из Сандова. Объясняю что такое автолавка, может кто не знает. Это машина с продуктами. Она приезжает в определённое время и место, кузов распахивается и продавец, который там в кузове, начинает торговать. Я уже давно закупаю продукты по средам в Сандове и был только вопрос с хлебом — где его брать? Ходить к автолавке и стоять в любую погоду из-за буханки и батона слишком жестоко по отношению ко мне, а я не люблю жестокого обращения и Сева сказал — пеки хлеб сама!

Я думала об этом давно, но мне было страшно начинать, всё-таки в хлебопечении в печах много нюансов. Один температурный режим чего стоит!

Сева сделал для меня очень важную вещь, которую можно выразить словами — не бойся, я с тобой! Он взял и показал как выпекать хлебА, у него большой опыт, он в Питере всё время печёт хлеб.

Формы для хлеба у нас остались от прежних хозяев. Вот первый пшеничный хлеб с отрубями, который испёк Сева здесь в русской печи. Получилось очень хорошо, я завелась и теперь пеку сама!

Это мои первый ржаной на натуральной закваске (её нам принесли Наташа с Витей) и пшеничный с отрубями (пока на дрожжах)!



 Да, хлеб я выпекаю на закваске и решила сделать кроме ржаной пшеничную закваску. Сейчас перекармливаю ржаную закваску в пшеничную и следующий пшеничный хлеб будет на закваске. А пока попробовала испечь оладьи на закваске и они получились просто отличные! Пекла в русской печке, на углях.  Обычно, когда пеку блины на газовой плите, на кухне стоит дымовая завеса, а в печи, весь дым уходит в трубу, потому что все манипуляции (смазывание сковороды, формирование олашки, её переворачивание) происходят на шестке.

Олашки получились пышные и очень вкусные — тут уже остатки!

Это вчера я испекла ржаной и пшеничный с отрубями. Пропеклись очень хорошо!

Пшеничный ели на завтрак — удался, ржаной испробовали в обед — тоже хорош!



Тут вот ещё что. Когда мы все узнали, что магазин закрывают и нужно будет печь хлеб, мы особенно заинтересовались составом хлеба «Крепыш» который в последнее время полюбил Женя. Вот он какой, этот батончик


Состав окончательно убедил меня в том, чтобы я сама выпекала хлебА! Ещё то хорошо, что мы хлеба едим совсем немного и мне придётся печь раза 2 в неделю!

А летом, когда печи не топим, я буду печь в электрической печке. Её
привезли Сева с Галей уже больше года назад и я её до сих пор не освоила
и тут Сева всё показал и рассказал — что бы я без тебя делала, сынок?

Дети давно уехали. Женя потихоньку колет дровишки, я больше дома кручусь… Ходим гулять…



Азалия отцветает. Вася любит около неё поспать, а где он не любит, у него много любимых местечек!



Вот так и живём!

Всем желаю добра!!!

ludmilahan.blogspot.com

Почему мы переехали именно сюда

Мы живём в Тверской области, а  переехали мы именно сюда потому, что это Родина моей мамы и Жени. Деревня, в которой мы живём, находится  в 9 км от деревни  в которой родилась мама и в 3 км от деревни  где родился Женя.

Я, мама , Женя и кот  переехали  в апреле 2009 года.

Мама умерла 6 июня 2010 года и похоронена в Полянах.
Поляны — это кладбище ,на котором лежат мои и Женины предки по материнским линиям.
Вот что я нашла о Полянах в интернете :

САНДОВСКИЙ РАЙОН, ЗАЛУЖЬЕ

ЗАЛУЖЬЕ (ПОГОСТ ПОЛЯНЫ) — УСПЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

   Погост Поляны возле села Залужье ныне Сандовского района, от
Твери 200 верст, от Весьегонска 40 верст, от Сандово 38 километров.

   Успенская церковь каменная построена в 1821 году с тремя
престолами: Успенской Божьей Матери, Преображения Господня и святителя
Николая.

   В приходе 21 деревня (Залужье, Гоиморово, Безлы, Федосеево,
Мосеево, Ярцово, Сидельниково, Малое Сидельниково, Димитровка, Демидово,
Курово, Малечкино, Станки, Сосновец, Ильино, Якушино, Раскопино,
Мякишево, Григорцово, Молвино, сельцо Павловское), 362 двора, 1016
мужчин и 1137 женщин, в том числе шесть карельских деревень: Залужье,
Григорцево, Малешкино, Станки, Малое Мякшиево и Большое Мякшиево, где
было 714 прихожан.

   Сейчас церковь не действует, утрачены иконостас и настенная
роспись. Севернее церкви Успения стоит вторая церковь 1859 года,
документы на которую не обнаружены.

   Церковь Успения расписана в два или три приема. Росписи в
трапезной плохо записаны после 1917 года, в желто-зеленой гамме. Росписи
холодного храма относятся к концу XIX века, выполнены мастерской,
работавшей также в Чурикове, в монохромной охристой гамме с отдельными
цветовыми пятнами. Образцом для сюжетов был альбом Ю.Ш. ф.
Карольсфельда.

   В 1901 году служили: священник Леонид Петрович Ершов, 34 года, на
службе с 1887 года, священником с 1893 года, в 1915 году на его месте
служил Арсений Петровский, 35 лет.

   Дьякон Василий Евсеевич Ветлицкий, 59 лет, на службе с 1854 года,
дьяконом с 1885 года. В 1915 году вместо него служил Михаил Борух, 28
лет.

   Псаломщик Александр Николаевич Смирнов, 28 лет, в должности с
1892 года, в 1915 году на его месте служил Алексей Дмитровский, 41 год.

   Церковный староста крестьянин Николай Иванович Кузнецов, в
должности с 1896 года.

   В приходе сей церкви находились четыре часовни: 1) в деревне
Димитровке, Преподобного Александра Свирского, деревянная, построена в
1855 году; 2) в деревне Ильине, апостолов Петра и Павла, деревянная,
построена в 1860 году; 3) в деревне Курове, Архангела Михаила,
деревянная, построена в 1868 году; 4) в деревне Малечкине, Пророка Илии,
деревянная, построена в 1870 году.
   
     (По материалам мультимедийного издания
Красота под рушащимися сводами. — Тверь: Издательство «Клевер», 2007. и
изданий Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. —
Тверь. 1901., Головкин А.Н. Карелы: от язычества к православию. —
Тверь: Издательство Студия-С, 2003.)

     (Фото. из мультимедийного издания Красота под рушащимися сводами. — Тверь: Издательство «Клевер», 2007.)

Это колокольня, а церковь на фотографии чуть-чуть видна.
Уже два года как крест с колокольни упал,но зацепился и висит — не хочет падать!
Сегодня были в Полянах и я сфотографировала и колокольню и церковь


Сегодня день очень пасмурный и фото получились темноватыми

Вот так выглядит церковь с колокольней

А это вторая церковь .За этой церковью похоронены моя бабушка, её сестра и их родители (мои прадедушка и прабабушка)



Хочу поместить несколько фотографий внутренней росписи обеих церквей












Вот здесь пролом между колокольней и церковью, теперь туда страшно заходить,может обрушиться

Много родных у меня похоронено в Питере на Южном кладбище, но я его не люблю. Ну не люблю и всё.
А к этому у меня совсем другое отношение. Уж оно старое ,деревья вековые то и дело падают, многие могилы заросли — а я его люблю!

ludmilahan.blogspot.com