Укрупнение пфр путем слияния в 2018 году – Пенсия на троих: Правительство планирует в 2018 году изменить статус ПФР // РБК. Пенсионное обеспечение в России, Негосударственные пенсионные фонды (НПФ), пенсионная реформа, накопительная часть пенсии, обязательное пенсионное страхование (ОПС)


Решение объединить налоговую и таможню примут до мая 2018 года :: Экономика :: РБК

Решение о создании единого фискального органа путем объединения налоговой и таможенной служб будет принято до мая 2018 года, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Тогда же власти определят параметры налоговой реформы

Игорь Шувалов

(Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»)

К маю 2018 года, «началу нового политического цикла», может быть создан единый фискальный орган путем объединения ФНС и ФТС, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов на коллегии ФНС во вторник, 21 ноября, передал корреспондент РБК. «Каким образом будет построен налоговый администратор, как он будет взаимодействовать с гражданами и юридическими лицами — это в целом будет зависеть от того, как будет чувствовать себя система в целом», — заявил чиновник. Появление единого фискального органа позволит государству получить «совершенно стабильный доход через администрирование этой службы», пояснил вице-премьер.

Решение должно быть принято именно к маю, поскольку тогда «появится новое правительство». «Когда появляется новое правительство, президент всегда принимает решение о системе органов исполнительной власти», — напомнил первый вице-премьер. Шувалов признал, что вопрос о создании единого фискального органа — «непростой и болезненный». Он отметил, что возможен вариант «сохранения налогового администратора в том виде, в котором он существует сегодня».

Шувалов также рассказал, что к маю 2018 года должны быть окончательно определены параметры налоговой реформы. Решения «по налоговой системе, по налоговым ставкам» должны быть приняты «в начале политического цикла, чтобы все жили спокойно шесть лет», оценивали налоговую нагрузку и планировали бизнес, объяснил Шувалов.

Замминистра финансов Илья Трунин после выступления вице-премьера пояснил журналистам, что в настоящий момент «идет выстраивание сквозных механизмов взаимодействия налоговых и таможенных органов, интеграция информационных систем ФНС и ФТС». «Мы сейчас работаем как министерство не над тем, как дальше будет функционировать фискальная система, а над тем, как оптимизировать процесс, сделать единый механизм администрирования», — заявил Трунин. Глава ФНС Михаил Мишустин отказался комментировать слова Шувалова об объединении, в ФТС не ответили на запрос РБК.

Две службы, одна система

Сейчас не идет речи об объединении ФНС и ФТС «в одних стенах», это вторичный вопрос, пояснил РБК источник в правительстве. В первую очередь говорится об объединении информационных систем таможни и налоговой, и, по сути, это решение в правительстве уже принято. В мае кабмин решит, нужны ли структурные изменения в виде объединения двух служб в одну, и если изменения будут, то в рамках «следующего политического цикла», говорит собеседник РБК.

Шувалов в ходе коллегии также заявил, что в ведение ФНС может быть передан Федеральный реестр прав собственности на недвижимое имущество (ЕГРН), который сейчас находится у Росреестра. «Между титулом юридического лица и титулом собственности очень большая связь. Надо задуматься, почему все не должно быть в одних руках и обслуживаться одной информационной системой», — сказал Шувалов. ФНС ведет реестр физических и юридических лиц, напомнил вице-премьер, и он является основой для уплаты налога на недвижимость. Сейчас Росреестр сообщает налоговой сведения о правах собственности на недвижимость, после чего ФНС начисляет налоги.

В этом году ФНС начала администрировать взносы на обязательное пенсионное, медицинское и социальное страхование (ранее их администрировали соответствующие внебюджетные фонды), а с 1 января 2018 года на базе ФНС начнет работать единый реестр актов гражданского состояния — он заменит разрозненные региональные системы органов загса и переведет весь документооборот в единый электронный вид.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Объединение информационных систем таможни и налоговой начали обсуждать в декабре 2015 года, тогда правительство решило создать на базе ФНС единый центр по администрированию налоговых и неналоговых платежей. В январе 2016 года глава Минфина Антон Силуанов рассказывал, что полная интеграция систем ФТС и ФНС займет два года. Единая система поможет отследить «всю цепочку прохождения товаров — от нахождения на границе до конкретных потребителей» — и позволит «мобилизовать те доходы, которых сегодня мы [Минфин] не видим», говорил Силуанов.

На деле интеграция систем таможни и налоговой уже идет, механизм был запущен еще в 2016 году, и ведомства на постоянной основе обмениваются данными из своих баз — ФНС видит данные о таможенных декларациях, а ФТС может изучить налоговое досье экспортеров, говорит источник РБК в ФТС. «Например, у вас с соседом один ноутбук на двоих, но вы не можете работать на нем одновременно — он либо у вас, либо у соседа. Интегрированная система ФТС и ФНС — это, условно, два ноутбука, два сервера, которые между собой соединены», — объясняет собеседник РБК. Интеграция помогает эффективнее применять риск-ориентированный подход, более точно находить предмет контроля. Следующий этап этой интеграции — налаживание системы прослеживаемости товаров, чтобы товар можно было проследить от этапа ввоза до этапа реализации в рознице, поясняют в ФТС.

Взаимодействие ФТС и ФНС может дать мощный синергетический эффект, считает партнер налоговой практики адвокатского бюро КИАП Михаил Успенский, интеграция позволит более эффективно бороться с налоговыми схемами, в первую очередь таможенными «каруселями» (схема уклонения от уплаты НДС. — РБК) и серым импортом, считает он.​ «И у тех и у других в принципе единая задача — наполнять казну. Администрирование в ФНС уже налажено, и если поставить грамотного зама, который будет курировать таможенный блок, то проблем не будет», — рассуждает Успенский.

У ФТС дела похуже

Функции таможни и налоговой пересекаются в незначительной степени, считает заведующая лабораторией развития налоговой системы РАНХиГС Наталья Корниенко, и межведомственный обмен работает неэффективно. «Если бы сотрудничество между ведомствами было эффективным, то тогда бы не вставал вопрос о создании единого фискального органа. Каждый бы занимался своим делом как нужно. Таким образом, можно говорить о том, что ФТС испытывает какие-то проблемы, потому что мы слышим предложения объединить ее с налоговой службой, и никак не наоборот», — подчеркивает Корниенко.

О создании единого фискального органа Игорь Шувалов говорит не первый год и возобновление обсуждения этой темы связано с началом нового политического периода, считает доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга ​РАНХиГС Татьяна Сафонова: оба ведомства имеют опыт по сбору доходов, и цель объединения позволит сократить административные затраты в том числе за счет слияния функционала.

ФТС и ФНС являются крупнейшими администраторами доходов бюджета: в 2016 году ФНС собрала в федеральный бюджет 6,92 трлн руб., а ФТС — 4,98 трлн руб., следует из данных Казначейства. В сумме это более 88% всех бюджетных доходов. За десять месяцев 2017 года службы собрали для бюджета 11,16 трлн руб.: ФНС перечислила в казну 7,54 трлн руб. (86,6% от прогнозного показателя), ФТС — 3,62 трлн руб. (80,8% от прогноза).

www.rbc.ru

Силуанов предложил объединить ресурсы ФФОМС и других внебюджетных фондов

Первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов в целях экономии государственных средств предложил объединить административные ресурсы внебюджетных фондов, таких как Пенсионный фонд России (ПФР) и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС).


«Мне кажется, что можно было бы подумать об объединении ресурсов и имущественных комплексов тех внебюджетных фондов, которые у нас есть. А это и Пенсионный фонд, и Фонд обязательного медицинского страхования. Можно было бы подумать, как объединить и сэкономить на управленческих расходах всех тех государственных социальных внебюджетных фондов, которые имеют собственные бюджеты, собственные расходы, собственные здания», – заявил Силуанов телеканалу НТВ.


Эта идея не нова. В январе 2018 года Татьяна Голикова, находясь на посту главы Счетной палаты, сообщала, что объединение ФФОМС, ПФР и Фонда социального страхования (ФСС) поможет снизить расходы на их содержание, которые превышают 143 млрд рублей.


Похожее заявление Голикова делала в июне 2017 года. Тогда она констатировала, что аудиторы отмечают рост задолженности как по страховым взносам, так и по налогам, поэтому система нуждается в реформировании.


Расходы внебюджетных фондов снова заинтересовали Правительство РФ в связи с обсуждением пенсионной реформы. 19 июля 2018 года Госдума приняла в первом чтении законопроект, который подразумевает повышение пенсионного возраста (для женщин – с 55 до 63 лет к 2034 году, а для мужчин – с 60 до 65 лет к 2028 году).


В августе Президент РФ Владимир Путин выступил с официальным заявлением по поводу грядущей пенсионной реформы, предложив смягчить предложенные правительством параметры реформы – например, повысить пенсионный возраст для женщин не на восемь, а на пять лет (до 60 лет).

Поделиться в соц.сетях

vademec.ru

Оптимизация пфр в 2018 году выплаты присокращении

Оглавление:

Двенадцать тысяч сотрудников Пенсионного Фонда уйдут в революцию?

В мае первый зампред Банка России Георгий Лунтовский сообщил, что ЦБ в 2018 году планирует сократить численность персонала на 2,4 тысячи сотрудников.

Сегодня, при явной бесполезности менеджмента (как они сами себя именуют) ПФ для России — всё же жалко любых увольняемых. Инфраструктура, доставшаяся буржуям от Советов, переполнена лишними ртами, » уйти=»» в=»» бизнес»=»» тоже=»» нет=»» возможности=»» -=»» кризис=»» и=»» вымирание=»» мелкого=»» бизнеса=»» никаких=»» шансов=»» не=»» оставляют=»» ни=»» новое=»» дело=»» начать,=»» ни=»» инкорпорироваться.=»» alt=»Оптимизация пфр в 2018 году выплаты присокращении»>

Компенсация при сокращении

В том случае, когда наниматель принял решение о необходимости сокращения численности сотрудников, он обязан издать соответствующий приказ. Конкретной формы издания такого документа не существует, но есть обязательные реквизиты, которые должны присутствовать в тексте.

Уведомление сотрудников

Ежемесячная отчетность в ПФР с 2018 года

Говоря о том, какой будет новая отчетность в ПФР в 2018 году, стоит сказать о том, что планируемые изменения затронут не только государственные организации и индивидуальных предпринимателей.

Например, поменяется требование к найму сотрудников, которые выполняют должностные обязанности по подрядным договорам, причем в данном случае будут учитываться еще и договора авторского заказа, и это еще не все.

Оптимизация пфр в 2018 году выплаты присокращении

Высвободившиеся средства пойдут на увеличение зарплат

Он напомнил, что с 1 января 2018 года администрирование работы по сбору взносов на пенсионное страхование передано в ведение Федеральной налоговой службы, с чем связана отчасти оптимизация численности сотрудников ПФР.

«С 1 января этого года мы сократили 5 тыс.

сотрудников, включая вакантные места.

Из них чуть меньше 2 тыс. изъявили желание работать в налоговой службе. Сейчас идет процесс их трудоустройства», — рассказал Дроздов.

Он также сообщил, что за первые четыре месяца этого года ФНС собрала страховых взносов на 4,8% больше, чем годом ранее. «Мы надеемся, что налоговая служба потихоньку набирает темпы и дальше выполнит все свои обязательства, которые они взяли на этот год.

Это 6,9%, если быть точным», — отметил собеседник агентства.

ПМЭФ проходит с 1 по 3 июня. Мероприятия форума объединены девизом «В поисках нового баланса в глобальной экономике». ТАСС выступает генеральным информационным партнером и официальным фотохост-агентством ПМЭФ.

С января 2018 года изменятся сроки индексации пенсий

Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail.

С 1 января 2018 года сроки индексации пенсий пенсионерам, прекратившим трудовую деятельность, будут изменены.

В настоящее время в соответствии с пенсионным законодательством при своевременной подаче работодателем в ПФР сведений о работниках, индексация пенсии и начало ее выплаты в полном размере тем пенсионерам, которые прекратили трудовую деятельность, происходит спустя три месяца с даты увольнения.

С 1 января 2018 года новый закон позволит пенсионеру получить полный размер пенсии с 1-го числа месяца, следующего за месяцем увольнения.

Напомним, с 2018 года работающие пенсионеры получают страховую пенсию и фиксированную выплату к ней без учета проводимых индексаций.

Когда пенсионер трудовую деятельность прекращает, он начинает получать пенсию в полном размере с учетом индексации.

Сколько пенсионных баллов может быть начислено Вам за 2018 год?

Максимальное количество баллов за 2018 г. – 8,26.

Рассчитайте количество баллов!

Введите размер Вашей ежемесячной заработной платы до вычета НДФЛ:

Для расчета укажите Вашу зарплату и нажмите кнопку «Рассчитать».

Реформа ПФР в 2018 году: последние новости

Как только человек достигнет установленного порогового значения, он сможет снимать часть накопительной пенсии и тратить деньги на лечение, а часть средств завещать.

  • В первый год внедрения из заработной платы россиян будет удерживаться 1% на их пенсионные счета.
  • Начиная со второго и последующего года, процентная ставка возрастет с 2% до 6%.

Отметим, что эти 6% (их можно будет сокращать или вовсе отказаться) помогут государству софинансировать расходы, а также значительно снизить взнос в ПФР.

myeconomist.ru

ПФР, ФОМС и ФСС могут отделить от государства

Что, если повышение пенсионного возраста – только первый шаг к масштабной реформе социальной сферы? Нельзя исключать, что вслед за этим правительство и Госдума займутся преобразованиями в медицинской сфере и соцстрахе.

Вице-премьер Татьяна Голикова уже предложила объединить в одну структуру Пенсионный фонд России (ПФР), Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) и Фонд социального страхования (ФСС). Бюджет этого объединённого фонда превысит в таком случае 10 трлн рублей, при этом с большой долей вероятности он может стать не зависимым от государства.

Реформа системы обязательного медицинского страхования назрела давно. Чего стоит одна из последних отраслевых новостей: главу территориального ФОМС Дагестана Магомеда Сулейманова подозревают в мошенничестве на 210 млн рублей. Следствие считает, что руководитель фонда создал преступную группу из врачей и работников страховых компаний. Медики подделывали документы, а страховщики через ФОМС переводили им деньги за лечение «мёртвых душ». Мёртвых – в прямом смысле слова: в ряде случаев дагестанские врачи получали деньги за лечение пациентов, которые уже скончались. Хотя шокирует в этой новости только сумма похищенного, да и она теряется на фоне многомиллиардного воровства денег на бесплатную медицину в масштабах страны.

В 2017 году страховые компании, которые работают в системе ОМС, проверили примерно 30 млн случаев оказания медицинской помощи. Нарушения были найдены в каждом пятом из них. То есть больше 6 млн случаев лечения пациентов сопровождались нарушениями, половина из которых – те самые приписки, позволяющие больницам получать деньги за неоказанные услуги. Такие цифры были озвучены в начале лета на Международной конференции Всероссийского союза страховщиков в Петербурге.

В организации «Лига защитников пациентов» говорят, что раньше было хуже: в отдельные годы число приписок в некоторых медучреждениях могло достигать 70%.

Реформа назрела, но кто, как и когда будет её проводить? С большой долей вероятности изменения в системе ОМС могут начаться уже этой осенью, после того как Счётная палата завершит анализ деятельности страховщиков. Выводы государственных аудиторов нетрудно предугадать. В 2016 году они объявили, что страховые компании «вынули» из системы обязательного медстрахования более 30 млрд рублей. Более 80% этих денег страховщики потратили на себя, при этом они во многом дублировали функции территориальных фондов ОМС. Нет никаких предпосылок для того, чтобы спустя два года Счётная палата изменила своё мнение о системе, а потому в свежем докладе скорее всего поменяются только цифры. С большой долей вероятности этот документ будет использован бывшей главой СП, а ныне вице-премьером по социалке Татьяной Голиковой для лоббирования собственного проекта социальной реформы.

Все деньги в одну корзину

Вице-премьер Татьяна Голикова последовательно продвигает идею объединения Пенсионного фонда, ФОМС и Фонда социального страхования в единый внебюджетный фонд. Сначала идея была озвучена на Петербургском международном экономическом форуме, а затем те же тезисы прозвучали из уст Голиковой на IX Гайдаровском форуме в Москве. Голикова утверждает, что одной из главных целей создания единого фонда должно стать объединение информационных систем ПФР, ФОМС и ФСС. Единая система, по мнению Голиковой, позволит урезать расходы на информатизацию социалки, а также сократить разросшиеся штаты.


По теме



2088

Министр труда и соцзащиты Максим Топилин сообщил, что в случае отказа от пенсионной реформы в ПФР возникнет существенный дисбаланс, и повышение пенсий станет невозможным.

Идея вице-премьера выглядела бы логичной и даже своевременной, если бы не одно «но».

– По опыту большинства аналогичных институтов объединённый фонд обязательного социального страхования должен представлять собой уникальную управленческую структуру, находящуюся не в государственной, а в публичной собственности, – заявила Татьяна Голикова минувшей зимой на Гайдаровском форуме. По её словам, управление фондом может быть построено на трёхсторонней основе – с участием правительства, профсоюзов и работодателей. Мысль простая: страховые взносы, как и сейчас, будут администрировать налоговики, а правление фонда сможет распоряжаться его доходной частью. Если учесть, что после объединения ПФР, ФОМС и ФСС их совокупный бюджет превысит 10 трлн рублей в год, то «доходная часть» единого фонда будет измеряться сотнями миллиардов рублей. Но что значит «не в государственной, а в публичной собственности»?

По замыслу Голиковой единый фонд должен быть организован в форме публично-правовой компании (ППК). Сегодня в России таких компаний практически нет, а значит, юридические механизмы их функционирования нельзя считать проработанными в полной мере. Закон о публично-правовых компаниях был принят в России в 2016 году. Согласно ему ППК – это некоммерческая организация с правом инвестировать свободные деньги на принципах возвратности, прибыльности и ликвидности. Такая компания может приобретать активы, открывать банковские счета, создавать дочерние коммерческие и некоммерческие организации.

Предполагалось, что в ППК должны были превратиться почти все российские госкорпорации. Но за два года в таком статусе начала работать только одна структура – «Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства», создание которого сопровождалось чередой скандалов и существование которого теперь находится под вопросом из-за запрета на долевое строительство.

Для чего вице-премьер Голикова предлагает превратить ПФР, ФОМС и ФСС в компанию с малопонятным правовым статусом, которая сможет использовать по своему усмотрению сумму, почти сопоставимую с доходной частью федерального бюджета (16,5 трлн рублей в 2018 году)?

Звенья одной цепи

Заниматься социалкой Татьяна Голикова начала ещё в 2004 году, когда была заместителем у министра финансов Алексея Кудрина. Именно её считают реальным автором закона о монетизации льгот. Замена натуральных льгот мизерными денежными выплатами вызвала массовые протесты пенсионеров по всей стране. Но тогда общественное недовольство было направлено против министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова, кресло которого Голикова заняла спустя три года после скандальной реформы. Именно клерк из Минфина инициировала скандальную реформу здравоохранения и пенсионную реформу, которая закончилась повышением пенсионного возраста.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ ФОНДЫ

Возглавляя Минздравсоцразвития, Татьяна Голикова получила саркастическое прозвище «мадам Арбидол». Основным производителем препарата, который пропагандировался как лучшая вакцина против гриппа, была близкая к её мужу Виктору Христенко компания «Фармстандарт». Так «совпало», что при министре Голиковой этот препарат был щедро закуплен государством для складов Росрезерва, а «Фармстандарт» превратился в лидера отечественной фармацевтики.

За время работы Татьяны Голиковой в Минздравсоцразвития её антирейтинг вырос до 41%, а рейтинг доверия снизился до 22%. В 2012 году, после того как Дмитрий Медведев сложил с себя полномочия президента, Голикова была отправлена в отставку. Далее в биографии чиновницы была работа в Счётной палате, в 2018 году она вернулась в правительство уже в статусе вице-премьера.

На фоне всего этого возникает мало сомнений в том, что Татьяне Голиковой удастся пролоббировать объединение трёх внебюджетных фондов и превращение этого гиганта в публично-правовую компанию. Равно как и в том, что в основе этой затеи, похоже, лежит желание взять под контроль басно­словные средства. Кстати, кто бы мог возглавить единый фонд, который сможет почти свободно инвестировать деньги? Поиски ответа на этот вопрос не могут обойтись без фигуры бывшего босса Голиковой Алексея Кудрина, сменившего её на посту руководителя Счётной палаты и, вполне вероятно, считающего эту должность недостаточно высокой. Более детально силуэт новой социальной реформы мы увидим в ближайшие месяцы.




Константин Добромыслов, руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России:

– Для объединения социальных фондов в настоящее время нет оснований. Во всяком случае, это не вытекает из приоритетных задач, поставленных президентом в майском указе, реализация которого призвана улучшить жизнь россиян в ближайшей перспективе. Каждый вид страхуемого риска должен иметь свой независимый бюджет, который определяет уровень обязательств перед застрахованными лицами. Смешение этих бюджетов не допустимо, как и финансирование одного вида социального риска за счет бюджетов по другим видам социальных рисков. Механическое их объединение может привести к сбоям в работе всей системы. Практика показывает, что ни одна инициатива в области реформирования системы социальной защиты не принесла реальной пользы наёмным застрахованным работникам. Проводимые в этой сфере «оптимизация» и «модернизация» лишь сокращали уровень их социальной защищённости, что, в свою очередь, приводило к росту социальной напряжённости.

versia.ru

Об Отделении Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Москве и Московской области

22 марта 2018

Государственное учреждение — Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области образовано 12 июля 2002 года путем объединения Отделения ПФР по г. Москве и Отделения ПФР по Московской области.

Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области является самым большим в Российской Федерации — по количеству обслуживаемых граждан: застрахованных лиц, пенсионеров, инвалидов, владельцев государственных сертификатов на материнский (семейный) капитал,  страхователей, индивидуальных предпринимателей.

В структуру Отделения  ПФР по г. Москве и Московской области входят: 10 Главных управлений ПФР по г. Москве и Московской области, 30 Управлений ПФР по г. Москве и Московской области, 166 Клиентских служб, из них – 5 Централизованных Клиентских служб государственной поддержки семей, имеющих детей, 12 Управлений персонифицированного учета и взаимодействия со страхователями, 42 Отдела и Группа персонифицированного учета и взаимодействия со страхователями. 

Отделение ПФР по г. Москве и Московской области, его территориальные подразделения ведут 21, 1 млн лицевых счетов застрахованных в системе обязательного пенсионного страхования граждан, из них по г. Москве — более 13, 2 млн, по Московской области – 7, 9 млн.

Отделение ПФР по г. Москве и Московской области, его территориальные подразделения обслуживают более 5,2 млн пенсионеров, осуществляют социальные выплаты более 2 млн граждан, взаимодействуют почти с 2 млн страхователей.

Для примера, характеризующего объем работы, выполняемый Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области, его территориальными органами: в год количество назначаемых, новых, пенсий составляет более 300 тысяч, каждую неделю — более 6 тысяч. 

Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области, его территориальными органами выдано более 775,3 тысяч государственных сертификатов на материнский (семейный) капитал. По ним производятся выплаты по всем направлениям распоряжения средствами материнского (семейного) капитала: на улучшение жилищных условий семей, образование детей, накопительную пенсию мамы, социальную адаптацию и интеграцию в общество детей-инвалидов, также производятся (на основании решений на федеральном уровне) единовременные выплаты и с 2018 года (по заявлению) ежемесячные выплаты.

Управляющий Государственным учреждением — Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области Андрей Евгеньевич Андреев.

www.pfrf.ru

Пенсионный фонд предложили объединить с фондами страхования — Российская газета

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова предложила объединить три социальных внебюджетных фонда — Пенсионный фонд России (ПФР), социального страхования (ФСС) и обязательного медицинского страхования (ФОМС). Слияние фондов пока не обсуждалось в правительстве, но теоретически оно способно сэкономить больше четверти текущих расходов на их содержание.

Татьяна Голикова: Объединенный фонд обязательного соцстрахования должен находиться не в государственной, а в публичной собственности. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Эту идею глава Счетной палаты высказала в рамках доклада по реформированию расходов на госуправление. Она представила его на Гайдаровском форуме, организованном РАНХиГС, Ассоциацией инновационных регионов России и Институтом Гайдара.

По данным Голиковой, в трех фондах работают 162,8 тысячи человек — это лишь немногим меньше половины численности служащих 53 федеральных органов власти, подведомственных правительству. Расходы на содержание фондов составляют 143,8 миллиарда рублей в год. «Они полностью обеспечиваются за счет тех страховых взносов, которые собираются в бюджеты этих государственных внебюджетных фондов как налоги на фонд оплаты труда», — подчеркнула Голикова.

По словам главы Счетной палаты, необходимо исключить необходимость создания параллельных информационных систем всеми тремя фондами: ресурсы, которые они затрачивают на информатизацию, достаточно большие. «По опыту большинства аналогичных институтов объединенный фонд обязательного социального страхования должен представлять собой уникальную управленческую структуру, находящуюся не в государственной, а в публичной собственности. Почему в публичной собственности? Потому что часть бюджета этого фонда, а именно страховые взносы, администрирует ФНС и она таковым администратором остается. Речь идет о распределении тех ресурсов, которые поступают в качестве доходной части», — уточнила Голикова.

По оценке проректора Академии труда и социальных отношений Александра Сафонова, возможное объединение социальных фондов не будет быстрым. «С учетом ревизии, подготовки законопроекта, единой информационной платформы — это проект не одного и не двух, а где-то пяти лет», — считает он. По его мнению, расходы на содержание социальных фондов после их возможного объединения могут снизиться примерно на 20-40 миллиардов рублей.

Как позже заявила журналистам вице-премьер Ольга Голодец, предложение объединить три социальных фонда не обсуждалось правительством (Счетная палата не является частью кабинета министров и не обладает правом законодательной инициативы). «Предложения должны быть взвешенными, мы должны понимать, какого результата ожидаем», — подчеркнула она. Глава минтруда Максим Топилин также отметил, что пока не видел официальных предложений по объединению социальных фондов.

В своем выступлении Татьяна Голикова коснулась также других вопросов эффективности расходов на систему госуправления. Так, она в очередной раз подвергла сомнению целесообразность существования федеральных агентств как отдельных ведомств. По предложению Счетной палаты, агентства с подведомственной им сетью территориальных органов могут быть включены в состав министерств как структурные подразделения либо вообще стать самостоятельными министерствами или комитетами. Агентства же, не имеющие территориальных органов, могут быть преобразованы в казенные учреждения, подведомственные министерствам.

Кроме того, в Счетной палате считают фактически разбалансированной систему оплаты труда чиновников. По словам Голиковой, в последние годы отмечается существенная диспропорция в оплате труда государственных гражданских служащих. По ее оценке, у чиновников одинаковой категории зарплата может различаться в два-три раза. Также в 2016 году численность гражданских государственных служащих удалось снизить до уровня 2012 года, однако этот процесс затронул исключительно низовое звено управления и привел к дисбалансу иерархии должностей, отметила глава Счетной палаты.

«Нам кажется, что необходимо все-таки менять структуру денежного содержания посредством увеличения в его составе доли гарантированных выплат и установления четкой взаимосвязи стимулирующих выплат с показателями эффективности и результативности деятельности государственных гражданских служащих», — заявила Голикова. По ее мнению, это может повысить привлекательность гражданской госслужбы и поощрить материально наиболее эффективных работников. Но такой механизм будет работать только при условии совершенствования института аттестации государственных гражданских служащих, уточнила глава Счетной палаты.

rg.ru

Интервью Председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой «Газете.ру»

16 Января 2018 г.


«Мы никогда не допустим дефолта регионов»


Реформирование исполнительной системы управления может начаться с объединения ПФР, ФОМС и ФСС и окончательной ликвидации агентств, созданных в 2004 году. О том, зачем это нужно, а также почему власти не допустят дефолта закредитованных регионов, в интервью «Газете.Ru» рассказала глава Счетной палаты Татьяна Голикова.


— Татьяна Алексеевна, вы сегодня сделали несколько революционных предложений по изменению исполнительной системы управления. Вы предлагаете объединить Пенсионный Фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования в одну структуру. К чему такие изменения могут привести и зачем это нужно делать именно в 2018 году?


— Я не сказала, что это нужно делать в 2018 году. Я сказала, что, если мы каким-то образом относимся к реформированию системы госуправления, я имею в виду существующую сегодня трехуровневую систему «министерство — службы — агентства», то нельзя оставлять нереформированной систему государственных внебюджетных фондов. Люди вроде бы привыкли — государственные внебюджетные фонды. Что это такое? Это некоммерческие учреждения. Являясь некоммерческими учреждениями, они создают свои собственные учреждения, они выполняют часть властных функций. Но это не регулируется никаким законом. Попытки в свое время сделать закон о государственных внебюджетных фондах ни к чему не привели. А сейчас, как я понимаю, они просто оставлены, и этой темой никто не занимается.


Но, в конечном итоге, статус этих институтов должен быть определен. Мы приняли серьезное решение, которое было связано с тем, что с 1 января 2017 года администрирование страховых взносов передано ФНС. Таким образом,мы фактически разделили компетенцию государственных внебюджетных фондов в части их доходной и расходной частей.


В отличие от обычного бюджета, где расходные статьи на все отрасли, на все полномочия, государственные внебюджетные фонды, как правило, выполняют одно функциональное назначение. Пенсионный — это выплаты пенсий, Фонд социального страхования — это больничные листы, материнство, уход за ребенком и несчастные случаи, и, наконец, Фонд обязательного медицинского страхования — это просто финансирование здравоохранения через систему территориальных фондов медицинского страхования и страховых медицинских организаций. По-крупному, это три функционала, которые обеспечиваются за счет одного доходного источника, который теперь администрирует налоговая служба.


Сервисы, которые сегодня созданы и создаются налоговой службой, позволяют не только администрировать страховые взносы, они еще и позволяют вести персонифицированный учет. Если задаться целью и предложить налоговой службе наложить уплату страховых взносов на переучет, то эта работа будет сделана. Сегодня все для этого есть. Пока эта часть, соединение того, что уплачено за работника, находится в Пенсионном фонде. Соцстрах эту работу не ведет, медстрах эту работу не ведет. И это порождает в том числе и неэффективные расходы, и недооценку того, для кого вообще это делается и кому должны помогать, а кому реально помогать не должны.


Это экспертное предложение, если коллеги сочтут нужным и важным его обсуждать, то мы готовы представить соответствующие более углубленные предложения. Но такое разделение, о котором я сказала, доходов и расходов позволяет говорить о следующем.


Мы можем создать другую управленческую структуру, единую, которая была бы, с одной стороны, с единым расходным бюджетом, с другой стороны, с бюджетом, внутри разделенным на части, которые связаны с обеспечением социального страхования, обеспечением пенсионным и обеспечением здравоохранения.


Например, больничными листами сегодня занимается ФСС. Но медицинским страхованием занимается ФОМС. Сегодня ФОМС не знает, что происходит с больничными листами. Этот учет отделен. Казалось бы, логично, что это должно быть в одном фонде. Но исторически система сложилась так, что в ФСС существует зачетная система. Работодатели сами используют средства на уплату больничных листов, и это сальдо по платежам они потом передают в ФСС, если оно положительное. Безусловно, там очень много нюансов. Безусловно, это чувствительные вопросы. Но сегодня уже назрела ситуация, при которой мы должны задуматься над существующей системой социального страхования в Российской Федерации. Поэтому мы и предлагаем новую публичную форму организации этой управленческой структуры. Единый государственный внебюджетный фонд, в котором, скажем, в Наблюдательном совете были бы и представители профсоюзов, и работодателей, и государства. Тогда бы принимались взвешенные решения по порядку администрирования таких расходов. Была бы единая информационная система, которая чрезвычайно важна. Потому что сегодня они создают каждый свою, каждый тратит на это достаточно приличные финансовые ресурсы. Но при этом эти информационные системы не совмещены. А они совмещены в налоговой службе.


И у нас очень много такого, что требует этого упорядочения. Но не для того, чтобы подсократить расходы, а для того, чтобы сделать понятной и прозрачной систему социального страхования для граждан. Потому что система социального страхования — она работает, в первую очередь, для населения. Если мы сегодня спросим любого гражданина, что ему положено из системы социального страхования, вряд ли он нам ответит на этот вопрос.


— Я туда стараюсь не ходить. Татьяна Алексеевна, но ведь следующий этап вашего предложения означает объединение фондов с ФНС?


— Нет. ФНС — это госорган, он администрирует доходы. И нет никакой необходимости их объединять с государственными внебюджетными. У них разный функционал.


— Вы имеете многолетний опыт наблюдения и за бюджетными расходами, и за исполнительной системой. Если говорить в целом об исполнительной власти, какие требуются изменения, может быть, объединения или упразднения?


— В принципе, система участия государства в экономике достаточно серьезно переразмерена. И мы ее мало контролируем. В 2004 году, как вы помните, была принята очень серьезная реформа государственного управления, с раскреплением властных функций за министерствами, службами, агентствами. Прошло много времени, все смешалось. Теперь все все делают. Но прозрачности от этого не появляется. И уже сейчас можно сказать, что многие институты лишние в этой системе управления.


Я имею в виду, в первую очередь, агентства. Потому что мы видим, как они работают. В большинстве ведомственных вертикалей агентства ликвидированы. Где-то они сохранились. Но самое главное, что, будучи сохраненными, они все равно создают казенные учреждения, которым делегируют государственные функции. Это можно сегодня по закону. Тогда возникает вопрос: а для чего сохранять агентство? Эту функцию может выполнять департамент министерства, который будет выстраивать отношения с казенными учреждениями, которым можно делегировать полномочия по управлению имуществом. Настройка системы государственного аппарата — обсуждаемые темы.


Чувствительным, на мой взгляд, является и тема, которая всегда звучит на всех площадках — контрольно-надзорная деятельность. У нас много проверок. Предполагалось, что когда выйдет закон, при котором проверки нужно согласовывать с прокуратурой, он решит эту проблему и количество проверок сократится. Это не решило проблему до конца. Потому что есть внеплановые проверки, когда контрольные органы выходят по обращениям граждан, группы граждан, массовому обращению. Главное то, что таких проверок где-то под миллион в год.


Мы задались целью оценить, сколько административных штрафов было наложено надзорными службами, которые находятся в ведении правительства за 2016 год. Количество аккумулированных денег в бюджете почти 37 миллиардов рублей. Это очень приличная сумма. Абсолютными лидерами по проверкам являются Роспотребнадзор, Роструд, Ростехнадзор. Но характерно и другое. Характерно то, что из общего массива проверок только чуть больше 2% — это проверки, которые действительно связаны с ущербом здоровью и т.п., когда действительно установлен соответствующий вред. Сейчас правительство подготовило проект закона по изменению подходов к контрольно-надзорной деятельности, где в качестве основного декларируется риск-ориентированный подход. Но при этом оно не предложило в этом законопроекте определить, что относить к риску, какая методика расчета. То есть у нас опять может получиться субъективное отношение к тем действиям, которые осуществляют контрольно-надзорные органы.


Уровень взаимодействия между контрольно-надзорным ведомством и министерством, в ведении которого находится это контрольно-надзорное ведомство, очень слабое. С одной стороны, министерство может погрозить пальчиком контрольно-надзорному ведомству, если то видит какое-то прямое нарушение законодательства или какой-то пробел. С другой стороны, во многом отсутствие надлежащего взаимодействия и возможность контрольно-надзорной службы достучаться до своего министерства, чтобы были устранены пробелы в действующем законодательстве, — это тоже проблема. Законопроект, который внесен, вообще никак на этот вопрос не отвечает. И поэтому и мы говорим, и сегодня я услышала это от Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, что


контрольно-надзорные ведомства не должны находиться в ведении министерств. Они все-таки должны быть независимыми и должны находиться под правительством.


Я не озвучивала идею укрупнения контрольно-надзорных ведомств. Но Ярослав Иванович эту идею озвучил. Она имеет право на существование.


Но есть классические контрольно-надзорные ведомства, типа Роспотребнадзора, а есть надзорные ведомства типа налоговой службы, где мы далеки от того, что нужно их лишать статуса или как-то уменьшать их полномочия, потому что они выполняют совершенно другой функционал, который не связан с жизнью и здоровьем, а связан с соблюдением налогового законодательства. Поэтому тема сложная. Но это тема, по которой тоже назрели изменения. И они должны быть абсолютно понятны для бизнеса. Потому что бизнес в основном ставит этот вопрос о том, что замучили проверками, замучили тенденциозными действиями.


В то же время заявленные показатели, скажем, по развитию предпринимательства ведомствами практически не выполняются.


— Уже несколько раз в нашем разговоре возникла ФНС как отдельная структура с эксклюзивными функциями. Несколько месяцев тому назад, если помните, Игорь Шувалов предложил подумать об объединении ФНС и Таможенной службы. Вы, кажется, тоже участвовали в том обсуждении.


— Да, это была Коллегия Налоговой службы.


— Не знаете, чем закончилось обсуждение?


— Пока ничем.


— А по-вашему, как надо поступить?


— В данном случае, Игорь Иванович, я думаю, представил свою позицию как первого вице-премьера, который в том числе курирует финансово-экономический блок. Но у меня в этой части сдержанная позиция. Потому что Налоговая служба с 1 января 2017 года наделена достаточно существенным дополнительным функционалом. Еще раз повторюсь, это страховые взносы, их администрирование и выстраивание взаимодействия пока с тремя государственными внебюджетными фондами.


Затем, создание единой системы записи актов гражданского состояния. Мы как-то умалчиваем об этом, но это грандиозная, серьезная и чрезвычайно важная работа. Именно в таких терминах — которую невозможно сорвать. Вот мы сегодня обсуждали в том числе тему делегирования полномочий регионам. Я просто напомню, что мы делегировали полномочия по записи актов гражданского состояния регионам страны. Каждый из регионов видит эту работу по-своему. Единых стандартов организации этой работы у нас нет. И, собственно, что делает сейчас Налоговая служба: она осуществляет создание информационного ресурса по единой записи актов гражданского состояния. Что при соединении в последующем с уплатой налогов даст, в общем, достаточно серьезный управленческий ресурс. Можно это назвать цифровизацией экономики, можно информатизацией, можно как угодно. И если сегодня мы еще дополним Налоговую службу компетенцией Таможенной службы….


Главное, чтобы коллеги не надорвались.


Мне кажется, что здесь важно идти поступательно, и, может быть, не надо торопиться. Важно интегрировать информационные системы и иметь обмен данными, поскольку и те, и другие отвечают за уплату налогов. Также важно обратить внимание на то, что и те, и другие находятся в юрисдикции Минфина. И здесь нет каких-то таких проблемных вещей, которые бы помешали бы им консолидировано и эффективно работать.


— Татьяна Алексеевна, коллеги заметили, что все изменения, о которых вы накануне говорите, сбываются буквально через пару недель, а то и месяцев. Например, о передаче страховых взносов под администрирование ФНС вы сказали за неделю до их передачи….


— Нет, я сказала немножко раньше. Тогда была праздничная коллегия Налоговой службы, и я очень хорошо это помню. Когда я сказала, что нужно уметь признавать свои ошибки. Реформирование единого социального налога происходило при мне, когда я была министром здравоохранения и социального развития. Но идеология реформирования ЕСН и превращения в страховые взносы тогда была иная. Мы предполагали, что объединение позволит объединить информационные системы по сбору и назначению, существенно сократит период назначения пенсий, сократит количество перерасчетов при назначении пенсий. Потому что при ЕСН у нас всегда было полуторагодовалое опоздание по получению информации, для того чтобы корректно назначить пенсию выходящему на нее пенсионеру. И для этого должны были быть созданы соответствующие сервисы, и эта задача должна была быть решена. Но, к сожалению, этого не произошло. И Налоговая служба — с точки зрения создания таких сервисов, она семимильными шагами ушла вперед. И мы вынуждены признать, что она сработала более эффективно и сейчас у нее есть потенциал для того, чтобы эту работу организовать на более высоком качественном уровне. Мы не имеем окончательных данных 2017 года. Но мы сейчас уже можем сказать, что по сбору страховых взносов Налоговая служба сработала более эффективно. Я не говорю о тех дополнительных доходах, которые получили все бюджеты фондов в связи с ростом в целом фонда оплаты труда. Я говорю исключительно по поводу мобилизации задолженности.


Скажем, Пенсионный фонд планировал, что в 2017 году, если бы он администрировал страховые взносы, то он смог бы мобилизовать порядка 58 млрд руб. сложившейся задолженности по страховым взносам.


Налоговая мобилизовала более 100 млрд рублей. Кроме того, мы реально понимаем, сколько «мертвой» задолженности, сколько задолженности, которая может быть взыскана, в том числе не только силами Налоговой, но и через суды. И мы понимаем, где у нас есть ограничения, которые связаны с тем, сколько мы должны трансферты передать в бюджет Пенсионного фонда.


Только эта более успешная работа Налоговой службы позволила сократить трансферт в конце года бюджету Пенсионного фонда на 27 млрд руб. Согласитесь, что это достаточно приличная сумма.


За 27 миллиардов рублей можно решить очень многие проблемы в федеральном бюджете.


— А вы уже считали эффективность вновь предложенных мер по объединению фондов?


— Потенциально это можно оценить. Пока это просто предложение, идея нашего ведомства. Это не значит, что она завтра будет принята. Всегда находятся оппоненты. Это всегда профессиональный спор. Я к этому отношусь очень положительно и считаю, что если в процессе профессионального спора рождается выверенное компромиссное предложение, особенно по таким чувствительным вопросам, как социальные, это всегда плюс в первую очередь для наших граждан. И детально, конечно, мы этого не обсчитывали, и задачи такой не стояло. Но предположить, а сколько это может быть, вполне реально. Просто все зависит от того, как распределить функционал. Если переучет отдать в Налоговую — это одна экономия, если переучет оставить в фондах — это другая экономия. Но я только приведу один пример.


По 2016 году — это почти 163 тысяч человек, работающих в системе государственных внебюджетных фондов, и почти 144 миллиарда рублей, которые они тратят на свое содержание. Уже только это можно оптимизировать с точки зрения единого управленца. Это как пример.


— На сколько?


— Я думаю, что это поэтапно должно идти. Нельзя в один год все урезать.


— Что делать с идеологией пенсионной системы: возвращаться в бюджетную модель или модифицировать страховую модель?


— Это сложный вопрос. Мы даже его поставили сегодня на интерактивное голосование.


— Да, и выиграла страховая.


— Вы знаете, для меня это было достаточно удивительно. Я считала, что выиграет бюджетная. Потому что все привыкли, что бюджетная — это надежней. Так у нас как-то исторически, ментально сложилось. Есть же сторонники перехода от страховых взносов к единому социальному налогу. Налог — это безвозмездный платеж. Соответственно, это бюджетная модель. А страховой взнос — это возмездный платеж, значит, это страховая модель.


Все привыкли к тому, что у нас есть пенсионные законы, закон об обязательном медицинском страховании и законы, которые регулируют социальное страхование. Но мало кто обращается к закону, действующему в Российской Федерации, об основах системы социального страхования, где заложены основные принципы организации социального страхования. Без изменения концептуальных подходов к системе социального страхования сказать, что сегодня мы переходим на налог и бюджетную модель, практически невозможно. Когда говорят: пожалуй, Пенсионный фонд — это страховая модель, а Фонд социального страхования тоже страховая модель. Удобная, на самом деле, для работодателей зачетная система.


Медицинское страхование. Здоровый платит за больного. Это немножко другая система, но она все равно страховая. И сегодня просто так вот отказаться от нее, наверное, очень серьезное решение.


Но мы не можем сказать ей «да» или сказать ей «нет». Мы должны обсудить плюсы страховой и ее минусы, плюсы бюджетной и ее минусы. И я вас уверяю, что будет неоднозначное обсуждение.


Потому что нельзя тему социального страхования обсуждать, скажем, применительно к налогу или повышению пенсионного возраста. Это всего лишь элементы настройки. Концептуально надо обсуждать принципы. И здесь беспокоит, что этого обсуждения нет.


— Сколько времени потребуется на такое обсуждение?


— Было бы желание эту реформу сделать. Обсудить, выработать основные концептуальные вещи, я думаю, что вполне возможно за полгода.


— Длительная, повторяющаяся заморозка накопительной части пенсионной системы…


— Это тоже вопрос реформирования пенсионной системы.


— Так заморозка убила страховые принципы. Есть возможность восстановить накопительную систему?


— Не убила. Это демпфировало так называемые страховые принципы. Но что касается восстановить… Либо трансферты увеличить из федерального бюджета в Пенсионный фонд за счет того, что часть будет уходить на накопление, либо повысить страховые взносы на фонд оплаты труда. Но, наверное, на это же никто не пойдет. Мы должны это понимать.


— То есть, фактически, мы накопительную часть больше не увидим?


— Я думаю, что в таком виде, в каком она существовала до заморозки, нет.


— Татьяна Алексеевна, там, где возникают вопросы финансирования человеческого капитала, вопросы социальных платежей, тут же возникает вопрос, кто платит. Существует проблема между федеральным центром и регионами. Считается, что финансовый кризис региональных бюджетов 2016 года спровоцировали майские указы 2012 года. Прежде всего, касающиеся повышения зарплат бюджетникам.


— Спорно.


— С другой стороны, мы видим повторение простых и понятных избирателю решений — введение пособия при рождении первого ребенка, по продлению материнского капитала и повышению МРОТ до уровня прожиточного минимума. Нагрузка по финансированию опять будет переложена на регионы? И мы получим повторение кризиса?


— Начну с последнего. Мы всячески уходили от бюджетного кризиса в регионах. И я думаю, что бюджетный кризис в регионах невозможен по определению. Потому что регионы — это такая же ветвь государственной власти, как и федерации. Мы все несем консолидированную ответственность за то, что происходит, как бы и кто бы что ни говорил относительно бюджетного федерализма.


Конечно, никогда мы не допустим дефолта регионов, это понятно.


И меры по реструктуризации задолженности регионов перед федеральным бюджетом, которые сейчас приняты, я считаю, что они достаточно беспрецедентны и они должны дать свой результат при умелом пользовании этими мерами. Именно в такой постановке вопроса и в отсутствие последующего накопления долгов очень хочется надеяться, что, в том числе вновь пришедшие, губернаторы ответственно будут относиться к тем решениям и к реализации тех решений, которые приняты на уровне президента.


Что касается закредитованности или высокого уровня госдолга, то он начал формироваться не от обязательств, которые возникли из майских указов президента. Эта задолженность начала формироваться раньше. Просто на нее тогда никто не обращал внимания. И я считаю, что во многом это было связано в том числе с безответственной политикой в отношении формирований и исполнений бюджетов регионов, на именно региональном уровне, не на федеральном. Результат мы получили. Но очевидно, что, с учетом экономических процессов снижения темпов экономического роста, внешних санкций, снижения цены на нефть, возможности бюджетов, не только федерального, но и субъектов, сократились. И, естественно, расходные обязательства сокращать сложнее, чем недопоступление доходов, потому что оно происходит по факту. И это тоже, в свою очередь, привело к увеличению долга.


Что касается новых инициатив, то практически все пособия, и на первого ребенка, материнский семейный капитал — это все средства федерального бюджета.


Увеличение МРОТа — оно затронет, конечно, и бюджеты субъектов. Но оно не окажется какого-то драматичного влияния на их сбалансированность при умелом подходе к формированию бюджетов. Но, безусловно, внесет свой вклад в снижение бедности.


— Вам не жалко распрощаться с Резервным фондом и остаться только с одним ФНБ? Кстати, В 2017 году Минфин начал покупать валюту на рынке. Было куплено на сумму более 800 млрд руб. В 2018 году, по новому Бюджетному правилу, объемы закупок оцениваются в сумму 2-2,3 трлн руб. В прошлом году правительство решило аккумулировать эти средства на спецсчете в федеральном казначействе и только в октябре 2018 года переведет их в ФНБ. С точки зрения Счетной палаты, такая схема нормальна?


— Ничего плохого мы в этом не видим. Вы знаете, я была свидетелем разных периодов финансовой системы и суверенных фондов. Ведь Стабилизационный фонд появился тогда, когда мы несколько лет подряд с профицитом исполняли бюджеты и минимизировали заимствования на рынке. А потом стало очевидным, что политику нужно менять, был образован Стабилизационный фонд, куда зачислялись все остатки, без какой-либо формулы, просто остатки. А потом мы приняли решение, что целесообразно все-таки накапливать по определенным правилам. И считали, на самом деле, очень длинные временные ряды. До 2050 года. Это было темой серьезных обсуждений всегда в Министерстве финансов. Алексей Леонидович Кудрин придавал этому самое серьезное значение, потому что он считал, и я здесь разделяю его позицию, что это серьезнейшая структурная мера для обеспечения стабильности финансовой системы в будущем.


Но идеология была тогда принята таковой, что один из фондов — он обеспечивает сбалансированность федерального бюджета, это Резервный фонд, в периоды падения цены на нефть, а Фонд национального благосостояния в том числе предназначен для долгосрочной сбалансированности пенсионной системы.


Резервный фонд свою службу сослужил.


В драматичные периоды, может быть, еще не такие драматичные, но тем не менее, падения цен на нефть. Сейчас фактически остался Фонд национального благосостояния, который теперь призван балансировать и федеральный бюджет, и пенсионную систему. С точки зрения денег ничего не изменилось. С точки зрения того, когда зачислять деньги в ФНБ, как раньше было, 1-го февраля, или 1-го октября — особо каких-то принципиальных моментов это в себе не содержит.


Петр Нетреба


Интервью опубликовано в «Газете.ру» 16 января 2018 года

www.ach.gov.ru